Александр Николаевич a.k.a. Саша (aadamchuk) wrote in kolmogorov,
Александр Николаевич a.k.a. Саша
aadamchuk
kolmogorov

мировоззрение Г У М А Н И З М А

В. М. Тихомиров

Несколько слов на тему «А. Н. Колмогоров и кибернетика»

Уж много лет прошло с тех пор -- около сорока -- и многое переменилось...

Не покажется ли Вам удивительным, что академик Андрей Николаевич Колмогоров, получив на своей лекции в Политехническом музее записку слушателя, из которой явствовало только, что он -- один из сочинителей шуточной поэмы из студенческой жизни Мехмата МГУ конца тридцатых годов (поэма называлась "Евгений Неглинкин" и была написана, в подражанье А. С. Пушкину, "онегинской строфой"), отправил ему в ответ большое посланье (не зная имени своего адресата, Колмогоров начинает обращением "Многоуважаемый поэт Мехмата!") о волновавших его сокровенных проблемах сути человеческой жизни и культуры?

В этом письме А. Н. Колмогоров высказывает, в частности, свою веру в то, что "... некоторая доля [его] слушателей улавливает мировоззрение



Г У М А Н И З М А,

знающего непреходящую ценность человеческой культуры и знающего, что эта ценность не нуждается в подпорках веры в бессмертие, в "нематериальность" души, принципиальную иррациональность творчества и т.д."

(Андрей Николаевич сам выделяет слово "гуманизм" в отдельную строку и пишет его большими буквами; письмо опубликовано в журнале "Новое литературное обозрение". -- 1994. -- \№6. -- C. 183--187.)

Этой высокой темы Колмогоров касался в минуты эмоционального подъема, перед людьми, которыми хотел быть понятым, даже не рассчитывая на единомыслие. (Незнакомого автора Колмогоров называет в письме "условным заместителем общего образа молодого человека середины ХХ века".)

Или вот другой пример: в 1963 году А. Н. Колмогоров получил в Риме премию Бальцана (этой премией, замысленной на уровне Нобелевской, он был награжден вместе с композитором Хиндемитом, биологом Фришем, историком Моррисоном и главой Римской католической церкви Папой Иоанном ХХШ). На обратном пути в Москву Андрей Николаевич оказался в одном купе с архиепископом Познаньским. И, как он сам говорит, "как-то втянулся в то, чтобы доказывать ему, что вера в бессмертие вовсе не необходима для положительной философии человеческой..."

Это были годы, которые завершали золотой период в творчестве А. Н. Колмогорова, начавшийся с 1953 года, когда, по его словам (сказанным В. И. Арнольду), появилась надежда и он почувствовал какой-то необыкновенный подъем. В те годы, когда повеяло ветром свободы, Колмогорову суждено было решить несколько великих математических проблем, участвовать во многих общественно важных деяниях и познать радость широкого публичного признания.

В эти годы его гуманитарные интересы были оплодотворены идеями кибернетики. Эти идеи оказались необычайно созвучными его мироощущению. Произошло то, что в пушкинских "Египетских ночах" поэт (Чарский) описывает, прослушав импровизатора:

"Чужая мысль чуть коснулась вашего слуха и уже стала вашей собственностью, как будто вы с нею носились, лелеяли, развивали ее беспрестанно."

Где-то в середине пятидесятых годов до нас дошли первые отзвуки винеровской кибернетики. Это было время самого начала создания "электронно-вычислительных машин", неуклюжих и громоздких, а единственным средством "индивидуальной печати" еще была пишущая машинка. Но едва мысль Винера "коснулась слуха" великого ученого, он на вопрос "Возможно ли создание искусственных живых существ, способных к размножению, прогрессивной эволюции, в высших формах обладающих эмоциями, волей и мышлением вплоть до самых тонких его разновидностей?" дает безоговорочно утвердительный ответ. А отсюда он, с неизбежностью, вынужден опираться на "непреходящую ценность человеческой культуры", без "подпорок веры в бессмертие". Для не согласных с тем, что человек -- особый механизм, созданный Природой, он предлагает поставить эксперимент: заново создать Вселенную, зажечь звезды, раскрутить планеты и подождать несколько миллиардов лет, когда родится новое Человечество.

В своем докладе "Автоматы и жизнь" А. Н. Колмогоров называет себя "крайне отчаянным кибернетиком" -- ему показалось тогда, что центральные идеи кибернетики могут стать подспорьем для гуманизма, а тот, в свою очередь, -- для идеологии будущего.

Но человечество оказалось неготовым к восприятию этой идеологии, и вряд ли можно сказать, на время или навсегда... Кибернетика, да и наука вообще -- это совсем не то, что всего более волнует современное человечество. Но в наступающем тысячелетии ему вновь предстоит попытка -- дотоле не представлявшаяся реальной - разрешить проблему собственного выживания -- выживания Человечества как единого целого, выживания всего человеческого рода: людей, принадлежащих к разным расам, нациям и странам. И представляется неизбежным, что будут когда-то осознаны идеи "единой положительной философии человеческой", разделяемой ( по собственным убеждениям или в силу суровой необходимости) всеми (или "почти всеми") индивидуумами, живущими на Земле.

И трудно представить себе, что эта философия не будет наполнена "мировоззрением гуманизма, знающего непреходящую ценность человеческой культуры". И, возможно, тогда вновь станут актуальными мысли Андрея Николаевича Колмогорова, высказанные им на заре рождения кибернетики.

Источник:

В.М. Тихомиров. Несколько слов на тему «Колмогоров и кибернетика»

Колмогоров и кибернетика

Редакторы-составители: Д. А. Поспелов, Я. И. Фет. - Новосибирск: ИВМиМГ (ВЦ) СО РАН, 2001. - 159 c.

http://cshistory.nsu.ru/obj1513/INTERFACE.htm

***

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments